г. Киев, ул. Лаврская, 11

Мануальная терапия - состояние «беспричинной радости»

Мануальная терапия - состояние «беспричинной радости»

В предыдущих публикациях мы подробно поговорили о том, что мануальная терапия: «хиропрактика, остеопатия, краниосакральная терапия, ПИР (постизометрическая релаксация) и другие, в том числе и некоторые народные методы и способы «лечения» позвоночника, по сути своей направлены на срыв адаптативных механизмов. При дегенеративно-дистрофических процессах в межпозвонковых дисках применение таких методов неизбежно ведёт к более быстрому прогрессированию данной патологии». А также рассмотрели истинный механизм возникновения хруста в дугоотростчатых суставах при мануальной терапии, который заключается в возникновении гидроудара при значительном прогибе суставной капсулы. И как следствие – микротравматизация суставной капсулы с микронадрывами, участками перерастяжения, микротрещинами и участками кровоизлияния в полость дугоотростчатых суставов.

Теперь давайте разберёмся, почему во время манипуляции мануального терапевта после хруста (в большинстве случаев) пациент испытывает необычайную лёгкость, почти эйфорию, после которой «проходит боль», «улучшается настроение» и так далее. Ответ простой: виновниками такого внезапно нахлынувшего состояния «облегчения боли» являются в основном эндорфины и энкефалины — биологически активные химические соединения с морфиноподобным действием, которые вырабатываются, в том числе при стрессах, и являются природными опиоидными пептидами, проще говоря «природными наркотиками».

Как происходит данный процесс? Обратимся к наблюдениям учёных за удивительно сложным, до конца ещё не изведанным миром биохимии организма, в частности к нейробиохимическим исследованиям. Однако вначале напомню следующую информацию. Как вам уже известно, в повседневной жизни, когда человек ходит, бегает, прыгает, поднимает тяжести, сгибает и разгибает туловище, в позвоночнике вся нагрузка распределяется только на три опоры в каждом позвоночно-двигательном сегменте: межпозвонковый диск и два дугоотростчатых сустава. Межпозвонковый диск, несмотря на то, что имеет сложную структуру, как химическую, так и механическую, практически не имеет нервных окончаний. В отличие от него дугоотростчатые суставы весьма хорошо иннервированы, то есть снабжены, механорецепторами (от греч. mechane — машина; рецепторы, воспринимающие механические раздражения извне), ноцицепторами (рецепторами боли; приставка ноци-, обозначает боль или какое-либо повреждение), проприоцепторами (лат. proprius — собственный, лат. receptor — принимающий; раздражаются при сокращении, напряжении или растягивании мышц) и так далее. Можно сказать, дугоотростчатые суставы просто «напичканы чувствительными датчиками», которые реагируют на изменения химического состава, температуры, механического давления, растяжения и другие раздражения, а также на их интенсивность.

А теперь вспомните механизм возникновения хруста и его последствия (кровоизлияние в полость дугоотростчатых суставов) и представьте себе, что это событие означает для весьма чувствительных по своей природе рецепторов («датчиков»). Ведь у последних нет «глаз» и они не видят, были ли это манипуляции мануального терапевта или воздействие дубиной по позвоночнику. Они всего лишь чётко реагируют на ситуацию. Для рецепторов это событие граничит с воздействием экстремальных факторов. Оно сигнализирует о нарушении функционального баланса, который ведёт к срыву адаптивных механизмов. Для нервных окончаний даже микрокровоизлияние в полость дугоотростчатых суставов равносильно местной аварийной ситуации в данном участке организма!

В связи с этим событием рецепторы моментально посылают сигналы в головной и спинной мозг. Напомню, что нервная система обеспечивает очень быструю связь между отдалёнными друг от друга частями тела и по своей сложности гораздо превышает даже весьма непростую иммунную систему организма. Мозг, приняв информирующие афферентные импульсы (лат. afferens — приносящий), расшифровав их, создаёт и посылает ответные управляющие эфферентные импульсы (от лат. efferens, efferentis — выносящий) по запуску новой «программы» для данного участка, ликвидации последствий. В том числе «включается» повышенная защита от стрессорных повреждений и запускается механизм активной выработки регуляторных пептидов нервной ткани, в том числе энкефалинов и эндорфинов с целью уменьшения болевых ощущений…

…Повышенный выброс опиоидных пептидов (являющийся ответом организма на внешнее воздействие, которое повлекло за собой нарушение функционального баланса) вызывает состояние эйфории, резкого улучшения настроения, физического и психического «благополучия», как говорят в народе, состояние «беспричинной радости». Таким образом возникает защитная эмоциональная реакция на стресс, которая всего лишь на некоторый период временно обезболивает или приглушает болевые ощущения в поражённом участке. Продолжительность жизни данных регуляторных пептидов довольно короткая. Потом происходит их инактивация, деградация (процесс упрощения, обратного развития) и удаление из системы циркуляции. Остатки аминокислот, из которых они были в основном построены, вновь используются для других биохимических синтезов в организме. Поэтому чувство «облегчения» после соответствующего «хруста», травмирующего суставную капсулу дугоотростчатых суставов, явление временное. Выделение эндогенных опиатных пептидов не избавляет от «старой проблемы» — дегенеративно-дистрофических нарушений в позвоночнике!

Согласно нейробиохимическим исследованиям было установлено, что привыкание людей к какому-либо раздражителю (или агенту) связано с изменёнными уровнями концентрации эндогенных опиатных пептидов в организме. На основе подобных исследований изучается проблема наркомании, восприимчивость и зависимость от наркотиков. Более того, как я уже упоминал, эндогенные опиатные пептиды влияют и на поведенческие реакции. Экспериментальным путём было установлено, что введение данных пептидов (к примеру, р-эндорфина) животным в дозах, которые были меньше, чем необходимы для обезболивания, вызывали у них специфическое поведение. Например, у кошек наблюдались приступы ярости, у крыс — состояние, подобное кататонии (психическое расстройство с преобладанием двигательных нарушений).

Любопытен и другой факт. Было замечено, что во время продолжительной непрерывной тренировки, длительных нагрузок, к примеру во время бега (марафонского бега, бега на лыжах и так далее), когда обычно поднимается болевой порог, у бегуна начинают вырабатываться эндорфины, вследствие чего появляется необычное состояние эйфории. Выдвигаются разные спорные теории о причинах, порождающих выработку этих биорегуляторов. До недавнего времени одной из доминирующих считалась теория о выработке эндорфинов в качестве ответной реакции организма на выделение адреналина, на боль в мышцах. Однако последние исследования говорят о её несостоятельности. Тогда какова причина? А причина в том, что при аналогичных нагрузках гораздо в большей степени, чем мышечная боль, на выработку эндорфинов влияет длительное раздражение чувствительных рецепторов в дугоотростчатых суставах позвоночника! И опять-таки мы возвращаемся к тайнам (так до конца и не исследованным) дугоотростчатых суставов.

Развития дегенерации, наблюдается разрушение пульпозного ядра межпозвонкового диска

На МРТ №94 наблюдается позвоночно-двигательный сегмент в стадии развития дегенерации. Высота межпозвонкового диска ещё сохранена, однако уже наблюдается разрушение пульпозного ядра, нарушение гидратации и так далее. В общем, явные признаки развития дегенеративно-дистрофического процесса. Конгруэнтность дугоотростчатого сустава пока ещё не нарушена, суставная капсула визуально целая, но с явными признаками травматизации за счёт перерастяжения. Несмотря на такую травматизацию, вследствие нестабильности, выраженную дегенерацию, человек не чувствует боли из-за работы вышеупомянутых рецепторов в дугоотростчатом суставе, благодаря сигналам которых запускается механизм выработки эндогенных опиатных пептидов. То есть, получается своеобразный феномен: наблюдается постоянная травматизация, а боли человек не чувствует.

Однако когда, к примеру, речь идёт не только о травматизации дугоотростчатого сустава за счёт перерастяжения суставной капсулы, а о стенозе фораминальных отверстий с ущемлением спинномозгового корешка, то здесь уже пациент чувствует явную боль, поскольку организм не справляется с данной ситуацией. Своей «болью», в качестве сигнала «тревоги», он «даёт знать» человеку о наличии серьёзной проблемы…

…Так что у организма свои правила и не всегда можно беспечно рассчитывать на эндорфины. Кстати, в популярной литературе (с лёгкой руки журналистов) часто пишут о том, что эндорфины являются «гормонами счастья». Это утверждение не имеет под собой оснований. Эндорфины, так же как и другие подобные вещества в организме, которые открыты на сегодняшний день, являются всего лишь химическими соединениями, концентрация которых меняется эпизодически под влиянием внешних или внутренних факторов. Как известно, концентрация гормонов (от греч. hormao — возбуждаю, привожу в движение; биологически активные вещества, выполняющие важные биохимические и физиологические регуляторные функции) подвержена периодическим колебаниям, ритм которых может зависеть как от внутренних факторов, так от внешних (в том числе от времени дня, месяца, времени года). Всё это находится под сложным контролем ЦНС.

Конечно, на сегодняшний день некоторые учёные не теряют надежды искусственным путём синтезировать природные наркотики организма. В прессе муссируется тема, что в случае успеха это улучшит жизнь людей. Однако данное мнение ошибочно. Это будет способствовать только привыканию и зависимости людей от нового синтезированного «продукта» как от очередного наркотика. В конце концов этот эксперимент закончится тем, чем в своё время закончился классический эксперимент учёных над крысами. В данном опыте в мозг крысам вживляли электроды, стимулирующие определённые участки гипоталамуса, участвующие в выработке эндорфинов. Электроды связывались с педалями, нажав на которые грызуны могли самостоятельно приводить их в действие. Так вот, крысы, установив связь между педалью (провоцирующей разряд) и удовольствием (выделением эндорфинов), отказывались от пищи, питья, размножения, привычной деятельности и занимались постоянным нажатием данной педали. Через некоторое время, как факт, эти крысы умирали от жажды или от истощения. Причина такого «крысиного удовольствия» — стимуляция выработки эндорфинов под действием электрических разрядов.

Однако человек — это гораздо более сложно организованное существо, чем животные. Конечно, прорыв науки последнего столетия, успехи нейробиохимических исследований организма человека бесспорны. И всё же это только начало большого пути. Новые открытия порождают лишь новые вопросы и обнаруживают ещё большие пласты неисследованных горизонтов. Современное состояние нейробиохимических исследований можно охарактеризовать лишь как поиск подходов к таким серьёзным проблемам, как работа интегральных функций мозга. Как я уже упоминал, организм человека находится под сложным контролем ЦНС и очень многое в нём зависит от мысли человеческой, природа которой, очевидно, лежит гораздо глубже молекулярной биохимии. Но если когда-нибудь учёным удастся расшифровать и эту тайну человека, то возможно общество осознает, почему, к примеру, когда человек бескорыстно творит добро, то чувствует себя по-настоящему счастливым, получает истинное удовольствие, удовлетворение от прожитой жизни и это состояние сознания несопоставимо с примитивным удовлетворением элементарных потребностей организма или эгоистическими удовольствиями. Я почему-то уверен, что эти эволюционные открытия в науке в сущности своей окажутся давно забытой древней мудростью, известной в различных очагах древних цивилизаций, сохранивших крупицы знаний для своих потомков — современного человечества. Как говорил Сократ: «В каждом человеке — солнце. Только дайте ему светить».

Думаю, что с высоты эволюционных открытий будущего науки будут более понятны и поступки людей, которым только кажется, что они совершают добро. Взять хотя бы образ мышления мануального терапевта, скажем так лучшего из представителей этой профессии. Ведь человек действительно искренне верит в то, что он помогает своему пациенту. Представьте, что чувствует мануальный терапевт после того, как он «убрал» боли, к примеру в поясничном отделе позвоночника своего пациента. Боли, которые мучили того не один день, а порой и не один месяц. Естественно, он будет чувствовать гордость за свой труд и радость за больного, всего лишь устранив сублюксацию в дугоотростчатых суставах позвоночника, ведь он «избавил своего пациента от страданий»! Откуда человеку знать, что от этих манипуляций биомеханика позвоночника данного пациента только усугубилась и что дегенеративно-дистрофические изменения теперь будут прогрессировать намного быстрее? Он ведь даже не догадывался, «творя добро», что изменения, привнесённые им в поясничный отдел позвоночника пациента, отразятся даже на положении позвонков в шейном отделе и неизбежно спровоцируют развитие дегенерации и в них. А это, в свою очередь, может способствовать развитию болезней, на первый взгляд вроде и не связанных с позвоночником. Ведь эта информация мануальному терапевту неведома, поэтому он и тешит себя мыслью, что честно отработал свой кусок хлеба. Это, повторяю, относится к лучшим представителям этой профессии — людям, у которых есть желание помочь пациентам и разобраться в тонкостях своей профессии. Остальные, как правило, прикрывают своё незнание непомерными амбициями и ссылкой на корифеев науки, вроде Гиппократа. Так что «виноватых нет, есть пострадавшие». Ведь в теории наука вертебрология — это ещё и целый некрополь различных гипотез. На практике же многие из предположений выглядят вовсе не так, как желали бы видеть теоретики. Вот и получается «чёрный юмор», как сказал Томас Гексли: «Вечная трагедия науки: уродливые факты убивают красивые гипотезы».

По материалам книги «Остеохондроз для профессионального пациента» профессора, академика Игоря Михайловича Данилова - автора метода вертеброревитологии.